Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

вперед

Пеар

сурковскойпропаганды загнивающие западные ужасти
давно четайю

Адольф Брейвик, 35 лет, швед. Отец троих детей.

То, что русские, взрослые, могут ссориться и скандалить, что под горячую руку может вздуть жену, а жена отхлестать полотенцем ребёнка — НО ПРИ ЭТОМ ОНИ ВСЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА И ДРУГ БЕЗ ДРУГА ИМ ПЛОХО — в голову человека, переделанного под принятые в наших родных краях стандарты, просто не укладывается. Я не скажу, что я это одобряю, такое поведение многих русских. Я не считаю, что бить жену и физически наказывать детей — это верный путь, и сам я так никогда не делал и не стану делать. Но я просто призываю понять: семья здесь — это не просто слово. Из русских детских домов дети убегают к родителям. Из наших лукаво названных "замещающих семей" — практически никогда. Наши дети до такой степени привыкли, что у них в сущности нет родителей, что они спокойно подчиняются всему, что делает с ними любой взрослый человек. Они не способны ни на бунт, ни на побег, ни на сопротивление, даже когда дело идёт об их жизни или здоровье — они приучены к тому, что являются собственностью не семьи, а ВСЕХ СРАЗУ.

Русские дети — бегут. Бегут нередко в ужасающие бытовые условия. При этом в детских домах России вовсе не так страшно, как мы привыкли представлять. Регулярная и обильная еда, компьютеры, развлечения, уход и присмотр. Тем не менее побеги "домой" очень и очень часты и встречают полное понимание даже среди тех, кто по долгу службы возвращает детей обратно в детский дом. "А чего вы хотите? — говорят они совершено непредставимые для нашего полицейского или работника опеки слова. — Там же ДОМ." А ведь надо учесть, что в России нет и близко того антисемейного произвола, который царит у нас. Чтобы русского ребёнка отобрали в детский дом — в его родной семье на самом деле должно быть УЖАСНО, поверьте мне.

Нам трудно понять, что, в общем-то, ребёнок, которого нередко бьёт отец, но при этом берёт его с собой на рыбалку и учит владеть инструментами и возиться с машиной или мотоциклом — может быть гораздо счастливей и на самом деле гораздо счастливей, чем ребёнок, которого отец и пальцем не тронул, но с которым он видится пятнадцать минут в день за завтраком и ужином. Это прозвучит крамольно для современного западного человека, но это правда, поверьте моему опыту жителя двух парадоксально разных стран. Мы так постарались по чьей-то недоброй указке создать "безопасный мир" для своих детей, что уничтожили в себе и в них всё человеческое. Только в России я действительно понял, с ужасом понял, что все те слова, которыми оперируют на моей старой родине, разрушая семьи — на самом деле являются смесью несусветной глупости, порождённой больным рассудком и самого отвратительного цинизма, порождённого жаждой поощрений и страхом потерять своё место в органах опеки. Говоря о "защите детей", чиновники в Швеции — и не только в Швеции — разрушают их души. Разрушают бесстыдно и безумно. Там я не мог сказать этого открыто. Здесь — говорю: моя несчастная родина тяжко больна отвлечёнными, умозрительными "правами детей", ради соблюдения которых убиваются счастливые семьи и калечатся живые дети.

Дом, отец, мать — для русского это вовсе не просто слова-понятия. Это слова-символы, почти сакральные заклинания.

Поразительно, что у нас такого — нет. Мы не ощущаем связи с местом, в котором живём, даже очень комфортабельным местом. Мы не ощущаем связи с нашими детьми, им не нужна связь с нами. И, по-моему, всё это было отобрано у нас специально. Вот — одна из причин, по которой я сюда приехал. В России я могу ощущать себя отцом и мужем, моя жена — матерью и женой, наши дети — любимыми детьми. Мы люди, свободные люди, а не наёмные служащие госкорпорации с ограниченной ответственностью "Семья". И это очень приятно. Это комфортно чисто психологически. До такой степени, что искупает целую кучу недостатков и нелепостей жизни здесь.

Честное слово, я верю, что у нас в доме живёт домовой, оставшийся от прежних хозяев. Русский домовой, добрый. И наши дети верят в это.

Отсюда:
http://www.sdelanounih.ru/oni-vybrali-rossiyu-istorii-iz-zhizni-inostrancev-v-rf/
Оппа!

Собственная шкура и чужая жизнь

Когда я много лет назад безгранично верила в необходимость кровавого совка за все платить и обо всем закаяться, маленькая извилина внутри моей головы когнитивно диссонировала.
Как же такое могло случиться с советским народом в 1937 году, что на репрессии 60 миллионов человек и доказанное съедение миллиона младенцев лично Сталиным (да, потом в течение узнавания эти цифры опустились до полутора миллионов и нуля соответственно), он, советский и, самое главное - русский, народ не ответил не то что бессмысленным и беспощадным, но даже намеков не было на сопротивление и возмущение масс творимому ужасу. Боялись же? Все? Как-то странно.
Вот стоит попасть в такое же вот состояние, и все становится на свои места.
Сегодня некоторые особо совестливые и высокодуховные интеллектуалы и всякие мастера слов и культур пытаются тихой сапой внедрить в нежные и юные мозги двадцатилетних непреложную святость 90-х. Ага. Расцвет Демократии, честные (да так вот, без кавычек) выборы, апогей Свобод, безграничная сила Невидимой Руки Рынка обнуляющей неэффективные производства, ветры Перемен и прочее щастие и раздолье общечеловеков.
Что при этом видим мы, кому сегодня за сорок, пережившие девяностые в трезвом уме и ясной памяти?
Стариков, ломанувшихся к мусоркам в поисках пропитания; красивых здоровых одурманенных девиц с ростом и бюстом, радостно откликающихся на рекламу "Работа за границей!" - они же еще этим вербовщикам платили и билеты сами покупали, чтобы гнить потом в борделях Европ и Азий! Фотографии одноклассников в военной форме в траурной рамке из Чечни. Убитые заводы, толпы сокращенных инженеров и рабочих, закрывающиеся детские сады. Улицы, ставшие ареной разборок криминальных групп. Боль, страх и отчаяние.
Я не всегда справляюсь с волной гнева, которая во мне рождается, когда слышу такое. Только свет грядущей ВЩР помогает устоять.
А теперь к тем, кому в 37-м было за сорок. "Антанта", "интервенция", "Батька Махно", белочехи с Колчаком - для них же это были не исторические тексты в учебниках и монографиях. Они это пережили в трезвом уме и ясной памяти. И для того, чтобы не пустить их снова на родную землю нужно прислонить внутреннюю пятую колонну?
Ну.. Да земля им пухом, если совсем совести нет.